Отрывок из книги про криптовалюты

(перевод с русского языка на китайский)

Юридические аспекты ICO и криптовалют

Криптоэкономика и все процессы, происходящие в ней, являются достаточно новым явлением для международного и отечественного права. Несмотря на то, что история развития криптовалют началась уже более 8 лет назад, пристальным вниманием законодателей криптовалюты завладели вместе с развитием рынка к 2013 году.Сегодня же о необходимости правового регулирования криптоэкономики открыто говорят представители большинства государств, а первые нормативные акты, определяющие правовой статус криптовалют и операций с ними были недавно приняты в некоторых странах, и будут приняты в ближайшем будущем во множестве других. В связи с этим, невозможно говорить о каком-либо единообразном понимании и системном правовом регулировании процессов и институтов криптоэкономики, гармонизации права. На сегодняшний день в отдельных юрисдикциях существуют только разрозненные нормативные акты, которые по-разному трактуют понятие криптовалют, определяя таким образом отношение местных органов власти к операциям с этой валютой, ее выпуску и добыче. Так, в Японии криптовалюты определены как платежное средство, в Швейцарии – как материальные активы, в Англии – как частная валюта, в Китае – как неденежная валюта, имущество. В США токены могут быть признаны товарами, или ценными бумагами: по мнению властей США, токены выступают ценными бумагами в случае, если они являются инвестицией материальных активов в общее с другими лицами дело, от которого предусмотрено получение прибыли, и прибыль появляется в результате действий третьих лиц, а не самого инвестора. Особенностью правового регулирования криптовалют на сегодняшний день является то, что они пока не определены законодателями как новые институты права. Вместо этого регуляторами предпринимаются попытки провести прямую аналогию между криптовалютами и уже существующими экономическими и правовыми институтами, что приводит к сужению понимания природы криптовалют, их роли и значения. В связи с фрагментированностью законодательства, новаторством криптоэкономики и ее глобальным распространением, процедуры проведения ICO (или ITO (Initial Token Offering), или TGE (Token Generating Event) до настоящего времени практически не получили специального правового регулирования ни в одной юрисдикции. Сегодня у ICO не существует нормативно-правового определения, законодательно не определены ни правовой статус организаторов, участников ICO, посредников при его проведении, ни нормативные требования к процедуре его проведения. На государственном уровне правовое регулирование ICO осуществляется на основе уже существующей нормативной базы, которая может определять отношение государства к криптовалютам (к определению их статуса). В зависимости от отношения регуляторов к криптовалюте используется нормативная база, созданная для регламентации с ущес т вовавших ранее правоотношений (операций с ценными бумагами, операций с валютой и т.д.). Использование уже существующего законодательства теоретически позволяет определить общие права и обязанности организаторов ICO, приобретателей токенов, а также их юридическую ответственность: гражданско-правовую, налоговую, административную, уголовную. При этом какой-либо специальной правовой ответственности для организаторов ICO в настоящее время не существует. Правовая ответственность существует только в отдельных государствах-юрисдикциях за использование криптовалют, совершение с ними операций на территории отдельных государств, совершение операций гражданами отдельных государств: так, к примеру, реализация токенов на ICO гражданам США не рекомендована, поскольку выпущенные токены могут быть признаны Комиссией по ценным бумагам и биржам (SEC) ценными бумагами (как это было недавно сделано с токенами, выпущенными The DAO) и лица, выпустившие такие токены, могут быть привлечены к ответственности, как проводившие выпуск ценных бумаг. При этом возможность привлечения к юридической ответственности лиц, участвующих в процедуре ICO, остается пока, скорее, теоретической. На сегодняшний день реальное привлечение к правовой ответственности организаторов или участников ICO представляется затруднительным, как минимум, из-за разницы юрисдикций участников операций по обмену токенов, отсутствия специального правового регулирования процедуры проведения ICO и системных требований об идентификации участников, сложности и объема доказывания нарушения права, неопределенности полномочий самих регуляторов. Поэтому сейчас ICO проводятся по правилам, определенным самим криптосообществом. Если рассматривать эти правила с точки зрения российского права, то они имеют наибольшее сходство с правовыми обычаями или обычаями делового оборота. Однако нельзя говорить об их обязательности: за несоблюдение этих правил не предусмотрены какие-либо правовые санкции, и провести ICO теоретически можно и без их соблюдения. К таким правилам можно отнести разработку white paper, выбор юрисдикции, организационно-правовой формы компании, закрепление возможности обратного выкупа токенов и т.д. Правовой основой ICO являются документы, подготовленные организаторами. Как правило, это white paper, а также соглашения об условиях использования. Именно содержание данных документов позволяет определить  условия сделки по приобретению токенов. Содержание данных документов не ограничено. Как правило, данная документация позволяет определить правовую природу токенов (являются ли они ценными бумагами или же цифровыми товарами, порядок их выпуска и формирования цены, цели их использования, права, обязанности, ответственность организаторов и участников ICO, порядок и место разрешения споров. В связи с тем, что ICO проводится в сети Интернет, а также в связи с

отсутствием правового регулирования процедуры ICO и необходимости идентификации участников ICO, указанные выше документы, как правило, распространяются по принципу публичной оферты, условия которой размещены в сети, то есть не требуют подписания. Акцептом оферты является совершение необходимого действия – приобретение токена: если лицо покупает токен, то оно соглашается с установленными условиями сделки и подтверждает определенные сведения о себе (например, о том, что лицо обладает дееспособностью, или, в определенных случаях — что не является гражданином какого-либо государства). Выбор юрисдикции для проведения ICO – то есть страны, в которой будет зарегистрирована организующая ICO компания, представляется важным с учетом перспектив развития бизнеса. Поскольку правовое регулирование ICO находятся в зачаточном состоянии, основные отличия в юрисдикциях заключаются в отношении конкретного государства к криптовалюте (разрешены или нет), в том, каким образом регулируется использование криптовалют, в особенностях налогообложения, а также в сложности и стоимости открытия и работы компании, отношении государственных регуляторов и банков к бизнесу в целом и к блокчейн-стартапам в частности. К примеру, в Швейцарии регистрация фирмы – организатора ICO, возможна только после тщательного анализа технической документации ICO местным регулятором Financial Market Supervisory Authority (FINMA). Обязательность подобного государственного технического и правового аудита автоматически повышает уровень доверия криптосообщества к блокчейн-стартапу, зарегистрированному в Швейцарии, ведь в условиях отсутствия правового регулирования ICO, подобные меры являются определенной гарантией правильности составления документации компанией, что уже немаловажно. В принципе, проведение ICO возможно в любой стране, где прямо не запрещены выпуск, использование и продажа криптовалют. Однако подобная неопределенность в правовом регулировании может вызвать трудности в дальнейшем, например, когда в государстве с невыраженной на сегодня позицией в отношении токенов, будет принят закон, приравнивающий токены к ценным бумагам. Такое изменение законодательства может иметь негативные последствия для компании, проводившей в таком государстве ICO без соблюдения требований местного законодательства о ценных бумагах. Поэтому на сегодняшний день большинство крупных ICO проведено в юрисдикциях, в которых уже достаточно четко определено отношение властей и банковского сектора к криптовалютам. Наиболее известными юрисдикциями для проведения ICO являются Швейцария, Сингапур, США, Гонконг, Великобритания. Требования для организационно-правовой формы лица, проводящего ICO, также не установлены законодательством. Как правило, это должно быть юридическое лицо, осуществляющее коммерческую деятельность, и у которого есть возможность открыть счет в банке. Никаких специальных требований для проведения ICO к имуществу компании, составу ее участников, системе налогообложения, месту ее нахождения законодательством не предусмотрено. В России криптовалюты пока не получили правовой квалификации. Закон, который определит статус криптовалют на территории Российской Федерации находится в разработке у межведомственной

рабочей группы по оценкам рисков оборота криптовалюты Государственной Думы РФ, и осенью может быть внесен на рассмотрение парламента. Предположительно, он не затронет процедуру проведения ICO, а лишь определит юридическую природу криптовалюты. Регламентация ICO планируется в дальнейшем, после принятия закона о криптовалютах. В связи с отсутствием правового регулирования криптовалют на территории России, пока не решен вопрос с налогообложением операций с токенами, а также с лицензированием деятельности по проведению операций с криптовалютами, их выпуском или добычей. В принципе, проведение операций с криптовалютами, получение прибыли в криптовалюте от майнинга, обмена, торговли на бирже или участия в ICO в РФ не облагается налогами. Получение лицензии или разрешения на осуществление таких операций не требуется. Отсутствуют прецеденты по признанию деятельности с криптовалютами предпринимательской деятельностью, поэтому заниматься ими не запрещено как физическим, так и юридическим лицам. Однако подобная неопределенность означает, что в теории вопросы у налоговых органов могут возникнуть при обмене криптовалют на денежные средства или, наоборот, при обмене денежных средств с банковских счетов на токены.

ICO和加密货币的法律问题

加密经济和它产生的所有过程,对国内外的法律都是新现象。虽然加密货币的发展历史还在8年前,但加密货币的立法者在2013年已经开始关注它,并密切注意市场发展。现在,大多数国家的代表都已公开谈到了加密经济法律监管的必要性,一些国家不久前已经出台了确定加密货币法律地位和其业务的法规,在不久的将来,大多数其他国家也将会陆续出台。

因此,必然会谈到加密经济的统一定义和流程、机制的系统法律监管、法律协调。现在,一些个别司法机构只有一些零散的法规,对加密货币也有不同的定义。并规定了当地政府机构对待该货币业务、发行和出售的态度。在日本,加密货币被定义为支付工具,在瑞典,是有形资产,在英国是私人货币,在中国是非现金货币、财产。在美国,硬币可以视为商品或证券:美国政府认为,如果在与其他人来往并从中获得利润时,硬币是有形资产的投资,由于第三人的行为而非投资者本身的行为产生的利润,在这种情况下,硬币视为证券。

现在,加密货币法律监管的特点是:它们暂时不被立法者规定为新法律体制。相反,监管机构试图对加密货币和已存在的经济、法律机制进行直接比较,导致狭隘理解对加密货币的性质、作用和意义。

由于法律的碎片化,加密货币的创新以及全球普及,在一个司法管辖区域,ICO(或(Initial Token Offering)或 TGE (Token Generating EVent)目前的程序实际上并没有专门的法律监管。

现在,ICO不具有法律定义,在立法上也不能确定ICO组织者、参与者、中间人的法律地位,也没有对其进行流程有法规要求。

在国家层面上,根据已有的法规对ICO进行监管,这些法规可确定国家对加密货币(对其地位的定义)的态度。根据监管者对加密货币的态度,采用的是针对之前法律关系条款(证券业务、货币业务等等)确定的法规。使用已存在的法律,在理论上可以确定ICO组织者、硬币购买者的一般权利和义务,以及他们的法律责任:民事、税务、行政和刑事责任。

在这种情况下,对于ICO组织者而言,现在还没有专门的法律责任。在有司法管辖权的个别国家,才有以下法律责任:使用加密货币,在个别国家境内办理加密货币业务, 个别国家公民办理业务:如,不建议向美国公民销售ICO代币,因为发行的代币可能会被证券委员会(SEC)视为证券(不久前对DAO发行的代币这样做过),发行代币的人可能会被作为发行证券而被追究责任。

在这种情况下,参与ICO流程的人会被追究法律责任的可能性还停留在理论阶段。目前,追究ICO组织者或参与者的法律责任较难,至少代币兑换业务参与人的司法管辖有差异,缺乏专门的ICO流程法律监管和对参与人确定的系统性要求,违法取证困难,监管者本身的权限也不确定。

因此,现在ICO按照加密团队自己确定的规定进行。如果从俄罗斯法律的观点来审查这些规定,它们与法律惯例或商业运转惯例最为相似。但不能谈到它们的强制性:法律制裁都没有规定违法责任,ICO在理论上是可以不遵守这些规定。可以把“white paper”的制定、选择司法管辖、公司的组织法律形式,规定代币可以回购等列为这类规定。

组织者编写的文件作为ICO的法律依据。通常,这是“white paper”、使用条款协议。正是文件的这些内容,可以确定代币购买的交易条款。这些文件的内容不限。通常,该文件可以确定代币的法律性质(它们是否是证券或数字商品,发行和价格形成流程、使用目的,ICO组织人和参与人的权利、义务和责任,争议解决流程和地点)。

由于ICO在互联网上进行,并且缺乏ICO流程法律监管以及识别ICO参与人的必要性,上述文件通常按照公开报价的原则适用,其条款在网上公布,也就是不需要签名照。报价的重点是完成所需的行为:购买代币:如果一个人购买代币,那么他就同意规定的交易条款和证明关于自己的一些信息(比如,该人拥有民事行为能力,或在一定条件下不是某个国家的公民)。

ICO的司法管辖权选择,也就是说,将注册组织的ICO公司的国家,在考虑业务发展前景时是重要的。但ICO的法律监管还在萌芽状态,司法管辖权的主要区别在于具体国家对于加密货币的态度(允许与否),在于用什么方式使用加密货币,纳税特点以及开设公司和运营的复杂性和成本、国家监管机构和银行对整个业务,特别是区块链创业公司的态度。比如,在瑞士,只能由当地监管机构Financial Market Supervisory Authority (FINMA)对ICO技术文件进行了精确分析之后,才能对ICO组织者公司注册。这类国家技术和法律审计的强制性自动提高了对加密社会对瑞士注册的区块链创业公司的信任,因为在缺乏ICO法律监管的条件下,这类措施是公司编写的文件真实性的某种保障,这已经相当重要。

原则上,在没有直接禁止加密货币、使用和销售的任何一个国家可以进行ICO。但法律监管的这种不确定性可能会在未来造成困难,比如,一个国家目前没有反对代币,但它将采取把代币归为证券的法律。这种立法变化可能会对未遵守当地证券法要求、在该国进行ICO的公司造成负面后果。因此,目前,大多数大型的ICO公司都在已明确确定政府、银行界在加密货币关系的司法管辖区域内。瑞士、新加坡、美国、香港、英国是对ICO最有名的司法管辖区域。

法律还没有对进行ICO的人规定其组织法律形式的要求。通常,这应是开展商业经营的法人,它可以在银行开设账户。对于需进行ICO的公司财产、股东构成、纳税体系、所在地,法律没有规定任何特殊要求。

在俄罗斯,加密货币暂时还没有取得法律资质。跨部门工作小组根据俄罗斯国家杜马对加密货币流通风险评价,正在制定确定俄罗斯联邦境内加密货币地位的法律,秋天可能会提交议会审查。预计它不会触及ICO的流程,而只会规定加密货币的法律属性。在采取加密货币法后,计划以后对ICO作出规定。

由于俄罗斯境内缺乏对加密货币的法律监管,暂时还没有解决代币业务纳税、加密货币、其发行或获得业务的经营许可问题。

原则上,进行加密货币的业务,在“挖矿”、兑换、交易所交易或加入ICO流程中,从加密货币中获得的利润不征税。也没有要求要获得许可证或此类业务许可证。按照把加密货币经营视为企业经营的先例,因此,都不限制个人和法律对它们的经营。但这种不确定性表明,在理论上,税务机构在加密货币兑换为现金时或银行账户上的现金兑换为代币时会产生问题。